Олег Ильин рассказал об итогах ежегодной конференции и генеральной ассамблеи «ISAF — World Sailing»

17 Ноя

Олег Ильин, генеральный секретарь ВФПС рассказывает о важнейших итогах Ежегодной конференции и генеральной ассамблее Международной федерации парусного спорта (ISAF — World Sailing), прошедшей в Барселоне.

<<

Самыми важными моментами стали: во-первых, отчет по прошедшим Олимпийским играм, которые на этот раз были знаковыми; во-вторых, олимпийская программа на 2020 год, а это принципиальный вопрос; в-третьих, перспектива по формату регаты Олимпийских игр 2020 года. Все это относится к спортивной части.

Были еще два вопроса: наше послание против монополизма (должен отметить, что оно вызвало наиболее оживленную дискуссию) и, конечно, выборы.

Если охватить в целом, что происходило на Ежегодной конференции ISAF, то мы должны твердо понимать: наступает, практически уже наступила, новая эра в парусном спорте — «классика» очень медленно и неохотно, но отступает на задний план. В свое время из программы Игр исключили класс Звездный, сейчас приходят новые классы, такие, как катамараны Накра 17, скоростные скиффы… Они вызывают наибольший интерес у публики и у молодежи: многие гонщики из других классов переходят именно в эти дисциплины. Сейчас мы являемся свидетелями наступления новой эры, новой эпохи в парусном спорте. И скорее всего она будет очень «быстрой», полностью на подводных крыльях. Скорость наиболее привлекательна для молодежи, к тому же, Международный олимпийский комитет стоит горой за современные виды и дисциплины во всех видах спорта, ведь это очень привлекает зрителей.

Мы считаем нашей общей заслугой то, что удалось отстоять в программе Игр-2020 программу, которая была принята семь лет тому назад. Аргументировали тем, что уже поздно что-то менять. «Классика» ничего плохого парусному спорту не делает: 470, Финн, Лазер — это достойные классы с самыми сильными, мощными ассоциациями в мире. Регаты в этих классах привлекают огромное количество участников: например, чемпионат в классе 470 собирает до 80 стран-участниц. На олимпийской регате, правда, было меньше.

Если взять Лазер, то это вторая по массовости ассоциация после класса Оптимист. Как можно ей пренебрегать?

Если взять класс Финн, то он своей активностью и популярностью тоже доказал свое право на существование.

Нашей задачей было сохранить существующую олимпийскую программу. МОК же, в мягкой форме, настаивал на том, что ее нужно менять, учитывая интересы молодежи. За всем этим стоял вопрос по кайту. Никто не против кайтбординга, мы понимаем, что это – будущее, наравне с парусными досками, скифами, катамаранами, но, если сейчас ввести новый вид программы, для большинства федераций это будет неподъемно. Олимпийская подготовка стала очень дорогой. Полными составами в Рио-де-Жанейро выступали только две страны – Великобритания и Бразилия. Более или менее полными – 8 или 9 видов из 10 – участвовало около десятка команд. Большая часть команд участвовала менее чем в половине дисциплин. Это говорит о том, что для многих подготовка к Играм неподъемна.

Международная федерация парусного спорта очень прислушивается к мнению МОК о привлечении нового класса – и ясно, что это был бы кайт. Была проведена большая работа и Исполком ISAF был вынужден сделать шаг назад.

Нам предстоит Япония. Это пока что очень сложный вопрос, хотя у них все готово. Соревнования будут проходить на острове Эносима, расположенном в 70 км от Токио. Это не провинция (туда ходят скоростные поезда, на месте есть вся инфраструктура), но там есть свои проблемы. Например, жилой фонд, который предлагается, очень дорог.

Еще один блок, касавшийся Игр-2020, это формат. То, как будут проходить соревнования. И это, конечно, волнует. К сожалению, во время подготовки к Рио-2016 World Sailing к этому вопросу подходила очень нерасторопно: формат гонок был утвержден в последний момент – в июне месяце. Понятно, что это никуда не годится. Ведь любой вид дистанции, длительность гонки, конфигурация – это, по сути дела, отдельные упражнения, разные дисциплины. Формат нужно знать заранее.

Мы сделали большой шаг вперед, потому что Events Committee, который отвечает за эти вопросы, уже обсуждал конкретные варианты формата. Если говорить о том, что особо интересует гонщиков и тренеров, то это медальные гонки. В Рио-де-Жанейро практически в половине дисциплин олимпийские чемпионы выявились еще до медальной гонки. Таким образом, медальная гонка, сыграв в прошедшие два десятилетия очень важную роль, теперь под вопросом: а зачем она нужна, если заранее все известно? Значит, нужно менять весь формат. Пока предлагается два варианта. Первый – проводить гонки в два этапа (предварительные и финальные гонки). Второй – в три (предварительный, финальные и одна, последняя, финальная гонка). Задача одна: сделать так, чтобы до начала этой последней финальной гонки, зрители не знали имя олимпийского чемпиона, а он стал известен лишь на финише этой медальной гонки. Нужна драма, нужно соревнование, нужно, чтобы золотая медаль была разыграна на глазах зрителей.

Были предложения проводить гонки и в четыре этапа – их количество не так важно, дело в системе подсчета очков. Например, сохраняются ли очки при переходе из четвертьфинала в полуфинал? А из полуфинала в финал? Это определяет тактику последней гонки.

Теперь конкретнее. Гонки станут еще короче. Был большой разговор касательно того, чтобы не просто разрешить, а попросить ассоциации олимпийских классов провести соревнования понравившемся формате и собрать информацию. У нас уже есть пример: ассоциация класса 49-й последние три года проводила регаты в формате «театральных» гонок. Отличие от медальных в том, что это не одна, а три гонки по 15 минут, которые проходят на строго ограниченной буйками акватории, с которой нельзя «убежать». Чем меньше акватория, чем более сжата дистанция, тем больше контактов, больше драмы. Все наглядно и позволяет зрителю понимать, что происходит. Например, на полном курсе можно поставить ворота в центре. Видно, как участники огибают верхний знак, видны позиции на фордевинде, видно прохождение ворот. При 15-минутной гонке весь полный курс занимает 4-5 минут, иногда даже меньше…

Большой разговор был о роли тренеров. В частности, как быть с катерами.

Все понимают, что тренер является настоящим участником Игр. Без тренера спортсмен физически не может выступать: его надо доставить на дистанцию, надо «принять» между гонками, приободрить его в психологическом плане, дать еды для физического восстановления, и, в конце концов, после гонок быстро доставить на берег, чтобы он успел восстановиться к следующему дню. Даже в формате коротких гонок гоночный день будет составлять порядка 7-10 часов. Не стоить забывать, что даже простое нахождение на воде – тоже нагрузка.

Проблема с тренерскими катерами сейчас близка к катастрофической: на объединенный чемпионат мира ISAF собираются до 350 и более катеров, на Играх-2016 было зарегистрировано 208. Это очень много. Не нужно запрещать катера, но можно этот вопрос урегулировать: сажать по две или более команд на один катер, найти пути, чтобы были соблюдены интересы спортсмена и тренера. Главное, уйти от ужасного положения, которое есть сейчас.

Это все, что касается спортивно-технических вопросов.

Всем, кто интересуется катамаранами Накра 17, известна проблема, которую первым выделил Сергей Джиенбаев. Сергей предоставил мощный, подробный отчет, который показал, что практически новая лодка, которая использовалась около месяца-полутора, фактически, развалилась. Это, конечно, не нормально. Мы все понимаем, что только очень небольшой отряд лидеров может получать приличные лодки. Широким массам это не доступно, а значит, у них нет шансов составить конкуренцию экипажам с лучшей матчастью. В чем здесь дело? Мы считаем, дело в том, что матчасть изготавливается одним производителем. Мы проходили это не просто по учебникам Карла Маркса и Фридриха Энгельса, но и на примере RS:X, Эллиот 6м, других классах… В том числе и на Накре 17.

Мы обратили внимание World Sailing на эту серьезнейшую проблему. И по ней удалось достичь очень хорошего решения. Сейчас наше послание отложено, но с такими разъяснениями и дополнениями, что ясно: вопрос поставлен, вопрос актуален и все понимают его важность. Для того, чтобы его решать конкретно, новым Исполкомом ISAF будет создана рабочая группа с привлечением специалистов, тренеров и комиссии атлетов.

Последнее – это выборы.

На протяжении последних четырех лет у нас были очень хорошие отношения с действующим Исполкомом, в том числе с президентом Карло Кроче, но так вышло, что, возможно, Кроче где-то понадеялся на свои силы, а может, его команда была не такой сильной, как у конкурентов, но выборы он проиграл. Когда прошел первый тур, разница между ним и Кимом Андерсеном была всего в один голос, но во второй тур не прошел третий кандидат – канадец Пол Хендерсон. Понятно, что голоса, которые достались ему, пошли двум оставшимся кандидатам. Из этого пула Андерсену досталось шесть голосов, а Кроче – только три. В итоге Ким Андерсен перешел границу 50% голосов и был избран новым президентом.

В настоящий момент Андерсен — председатель Комитета оборудования. Это очень серьезный комитет, напрямую докладывающий Исполкому и Совету ISAF. В этом плане у Андерсена уже достаточный опыт руководства очень важным сектором. Кроме того, он сам активный яхтсмен, совсем недавно выступал на чемпионате Европы в классе Дракон, который проходил в Санкт-Петербурге. Ким член федерации уже более 20-ти лет, он хорошо себе представляет, что это такое, знает все хитросплетения, которые в таких организациях всегда играют большую роль. И по моим ощущениям, он достойный человек, а это самое главное.

Мы его поздравили, и он нормально к этому отнесся: никакого осадка из-за того, что мы голосовали не за него, не было. Знаю, что Василий Сенаторов пригласил его на Национальную премию «Яхтсмен года»-2016 и он согласился приехать. В момент, когда новый президент только заступает на свой пост, это очень важно. Кстати, также было и с Карло Кроче. Это не прозвучало так, что мы теперь друзья, но было очень значимо для всего парусного сообщества.

В вопросе вице-президентов в ISAF серьезный шаг вперед. На этот раз вместо двух женщин в членах Исполкома их три. Я хочу сказать о них по паре слов.

Ана Санчес – известный международный судья, на последних трех олимпийских регатах была членом международного жюри и проводит огромную работу по линии Комитета гоночных правил. Очень достойный и симпатичный человек.

Надин Штегенвальнер – тоже профессионал. Она призер чемпионатов Европы по матчевым гонкам, я сам ее судил. В настоящее время, в последние 6-7 лет, постоянный работник Немецкого парусного союза (национальной федерации). Она профессионально вовлечена не только в парусный спорт, но и в администрирование. Очень достойный администратор, симпатичный человек – все ее встретили с хорошим чувством.

И, наконец, Джен Доусон – очень серьезная дама. В ISAF она заведовала аудитом, держала руку на пульсе. По своей профессии — серьезный банковский работник. Является членом советов директоров трех(!) крупных новозеландских банков. При этом она совершенно нормальный человек.

Далее – мужчины. Прежде всего, это Торбен Граэль. Мы все считаем, что он вполне заслуженно стал вице-президентом. Он, как известно, пятикратный медалист Олимпийских игр, выигрывал Volvo Ocean Race. Граэль — один из великих яхтсменов. Очень достойный, но, одновременно, простой человек.

Скотт Перри из Уругвая – один из тех, кто в предыдущем составе Исполкома вел практическую работу. Он тоже банковский работник, юрист.

Гэри Джобсон также известная фигура в мире парусного спорта, одна из легенд. Участников четырех регат Кубка «Америки», причем на одной из них он был в составе команды, которая выиграла трофей. Кроме того, он долгое время был издателем знаменитого журнала Sailing World. В последнее время его деятельность связана с -медиа-компаниями. Например, в Рио-де-Жанейро он был одним из тех, кто вел весь сектор на Америку.

Ли Цюаньхай – наш очень большой друг, очень серьезный человек. Он — начальник управления гребного и парусного спорта в Китае, где это, по сути дела, огромное министерство. Также он член национального олимпийского комитета, а также, фактически, возглавляет национальную федерацию парусного спорта. Как я уже сказал, он – большой друг России. Последний пример: завязавшееся сотрудничество между Дальним Востоком и Хабаровским краем и федерациями северных провинций Китая. Проходят соревнования, передано пять яхт класса Оптимист. В Циндао ежегодно проводятся открытые клиники – нужно только купить билет на самолет.

В заключении вернусь к тому, с чего начал: парусный спорт меняет свое лицо. Пришел новый парусный спорт. Он не лучше и не хуже, он просто новый. Надо это понимать, готовить гонщиков, которые по психофизиологическому статусу будут сильно отличаться от предыдущих поколений. Другие скорости, другие технологии, другие дистанции, высочайший уровень конкуренции… Исходя из этого уже сейчас нужно планировать нашу подготовку к очередным двум олимпийским регатам.

>>

isaf-world-sailing


RUSSAILING в соц. сетях  — Facebook | VK | Instagram | Twitter


Поделись этой новостью с друзьями!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *